Меню

Когда выигранное в суде дело не приносит удовлетворения

Тема статьи: Арбитражные дела

И так о сути спора: В 90-х сын, проживающий в 3-комнатной кооперативной квартире своих родителей в Москве, решив создать собственную семью, женился. Двое родившихся детей и супруга сына с согласия собственников были вселены в спорное жилое помещение.

Как всегда это у нас бывает, никаких договоров при вселении не оформлялось, основания для вселения нигде не указывались.

В 1999 году глава молодого семейства погибает в ДТП, а в квартире продолжают проживать две семьи: родители погибшего сына и вдова с детьми.

В 2008 году родители дарят квартиру своей дочери, после чего вскоре умирают.

Новая собственница, имея другую жилплощадь, решила своим приобретением воспользоваться, а перед этим выселить вдову своего погибшего брата вместе с племянниками, достигшими к тому времени совершеннолетия.

В районный суд было подано исковое заявление о признании ответчиков утратившими право пользования жилым помещением и выселении из квартиры.

Ответчики, обратившиеся ко мне за юридической помощью, особых иллюзий относительно их дальнейшего проживания в спорном жилом помещении не испытывали, поэтому передо мной была поставлена задача минимум потянуть процесс и задача максимум – добиться отказа в удовлетворении иска.

Естественно, что приняв поручение, я стал «под микроскопом» изучать поданный в суд исковой материал и обнаружил в нем ряд несоответствий, на которых можно было строить позицию и откладывать рассмотрение дела:

  • отсутствие в просительной части искового заявления указание на полный адрес спорного жилого помещения;
  • отсутствие нотариального согласия одного из родителей на дарение квартиры дочери;
  • наличие в иске одновременно двух взаимоисключающих оснований (ч.2 ст. 292 ГК РФ и ч.4 ст. 31 ЖК РФ) утраты права пользования жилым помещением.

Первый прокол представителем истца достаточно быстро был исправлен, однако судебное заседание в связи с уточнением исковых требований было отложено.

На устранение второго недостатка искового материала времени ушло гораздо больше, так как суду потребовалось запрашивать в Росреестре заверенную копию регистрационного дела по спорной квартире.

Несмотря на то, что позиция по делу у меня была сформирована, тем не менее, все это время другую сторону, прокурора и суд я держал в полном неведении до самых прений относительно возражений ответчика на иск.

Как я уже говорил, в исковом заявлении истец сослался на два противоречащих друг другу основания прекращения у граждан права пользования жилым помещением — на ч.2 ст. 292 ГК РФ и ч.4 ст. 31 ЖК РФ.

В первом случае основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника является переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу и, следовательно, право пользования жилым помещением прекращается в момент регистрации права собственности на жилое помещение за новым собственником.

Во втором случае право пользования жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения прекращается при прекращении семейных отношений с собственником жилого помещения.

И в первом, и во втором случае истцу необходимо было доказать наличие у ответчиков семейных отношений соответственно с бывшим или новым собственником спорного жилого помещения.

Однако таких доказательств в ходе судебного разбирательства истцом предоставлено не было, что свидетельствует о неверной квалификации основания возникновения жилищных прав ответчиков на спорное жилое помещение.

Ответчики никогда не были членами семьи как бывшего собственника спорной квартиры, так и нынешнего собственника, так как они не являлись между собой супругами, детьми и родителями.

Данных о том, что ответчики были вселены бывшим собственником квартиры в качестве членов его семьи, в ходе судебного разбирательства представлено не было.

То, что бывший собственник квартиры и ответчики находились в родственных отношениях, вовсе не означает того, что все они являются членами одной семьи.

Фактически в спорной квартире проживало две семьи: супруги, являющиеся собственниками квартиры, и семья ответчиков, состоящая из сына собственников квартиры (впоследствии погибшего), его жены и двоих детей.

Их отношения не характеризовались взаимной заботой друг о друге как членов одной семьи, отсутствовали общие интересы, ответственность друг перед другом, они не вели общее хозяйство. В спорной квартире обе семьи жили в разных комнатах, у них был разный бюджет и каждая семья самостоятельно себя обслуживала, вела хозяйство, покупала продукты и питалась.

Таким образом, основанием возникновения жилищных прав ответчиков является не вселение их в качестве членов семьи собственника, а предоставление жилого помещения по договору безвозмездного пользования, так как достигнутые между сторонами устные договоренности и совершенные действия указывали именно на это.

В соответствии с ч.1 ст. 700 ГК РФ в случае отчуждения вещи к новому собственнику переходят права по ранее заключенному договору безвозмездного пользования, а его права в отношении вещи обременяются правами ссудополучателя.

Таким образом, при переходе права собственности на спорную квартиру к дочери старых собственников в договоре безвозмездного пользования произошла замена ссудодателя. При этом, права нового собственника в отношении квартиры обременены правами жильцов (ответчиков).

Данное обстоятельство подтверждалось также п.4 Договора дарения квартиры, в котором записано, что ответчики при заключении указанного Договора не утрачивают право пользования отчуждаемой квартирой и сохраняют регистрацию по месту жительства в ней.

Договор безвозмездного пользования жилым помещением сторонами не расторгнут. Истица в соответствии с ч.1 ст. 35 ЖК РФ к ответчикам с требованием об освобождении жилого помещения не обращалась. Поэтому ответчики не могли быть признаны утратившими право пользования спорной квартирой и выселены из нее.

Участвующий в рассмотрении дела прокурор, не особо вдаваясь в существо сложившихся правоотношений, дала заключение о том, что иск подлежит удовлетворению.

После 40-минутного совещания с собой, судья объявила резолютивную часть Решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

Все это случилось буквально за 10 дней до Нового 2017 года, поэтому у меня был прекрасный подарок для своих доверителей, которые не принимали участия в судебном разбирательстве.

Спустя несколько месяцев мы получили и ознакомились с полным мотивированным Решением суда.

Согласно указанного Решения, ответчики приобрели право бессрочного пользования жилым помещением в соответствии с нормами п.2 ст.127 ЖК РСФСР, а поскольку добровольно от пользования жилым помещением не отказывались и иного жилья не имеют, то оснований для признания их утратившими право пользования спорной квартирой и выселения из нее не имеется.

По логике суда, за гражданами, вселенными собственником в жилое помещение, бессрочно сохраняется право пользования жильем, если им больше жить негде и уезжать оттуда они не желают.

Подобная вольная интерпретация жилищных прав ответчиков, существенным образом ограничивающая права собственника жилого помещения, меня удивила.

Естественно, что с Решением не согласился истец.

Изучив поданную апелляционную жалобу, которая в отличие от искового заявления была составлена очень грамотно, я пришел к выводу, что в интересах своих доверителей постановленное судом Решение все же необходимо поддержать, но не в части приводимых в нем оснований, а в том смысле, что исковое заявление не подлежало удовлетворению, так как жилищные права ответчиков вытекали из договора безвозмездного пользования, который не был расторгнут.

При этом я наивно полагал, что без наших возражений на апелляционную жалобу, суд второй инстанции с большой долей вероятности Решение отменит.

Видимо я все же переоценил способности Мосгорсуда принимать законные и обоснованные судебные акты.

Суд второй инстанции не только не поправил Решение первой инстанции, но еще больше усугубил ситуацию, пустившись в общие рассуждения о конституционных целях социальной политики Российской Федерации, о балансе интересов участников жилищных правоотношений, о дифференциации подхода к оценке тех или иных жизненных ситуаций в целях избежания чрезмерного и необоснованного ограничения конституционных прав граждан и т.д.

Доводы апелляционной жалобы о том, что к спорным правоотношениям подлежат применению положения п.2 ст. 292 ГК РФ, как обычно Мосгорсудом были отклонены, в связи с неверным применением и толкованием апеллятором норм материального права. Каким же образом ПРАВИЛЬНО применять и толковать п.2 ст. 292 ГК РФ, суд апелляционной инстанции разъяснить не удосужился.

По мнению судей апелляционной инстанции, ответчики приобрели право бессрочного пользования спорным жилым помещением. В то же время судебная коллегия отметила, что между прежним собственником квартиры и ответчиками фактически сложились отношения найма жилого помещения.

Комментарии, как говорится, излишни. Каждый желающий сам для себя сделает соответствующие выводы, ознакомившись с представленным материалом.

Ну а мне очень жаль, но в очередной раз приходится констатировать факт деградации нашей судебной системы.

Другие статьи

Как при отсутствии события преступления по ч. 4 ст. 159 УК РФ не оправдали, но от наказания освободили (часть 1)

В далеком 1995 году ЖЦ (ООО) заключило с Правительством Москвы инвестиционный контракт на строительство…
Подробнее

Результаты работы

Если бы у Адама и Евы был классный адвокат, мы до сих пор бы жили в Раю...

Дело ООО «ТПМ+» - АО "Воркутауголь" (краш-тест тепловоза)

При эксплуатации тепловоза, переданного ООО «ТПМ+» в аренду АО «Воркутауголь», в результате превышения…

Дело Иванова

Процессуальное правопреемство

ООО по договору цессии переуступило гражданину Иванову свои права требования в отношении ЗАО, возникшие…

Дело Строительной Компании «ГарантСтрой» (г. Новосибирск)

Взыскание стоимости башенного крана ненадлежащего качества

В 2008 г. Строительная Компания (СК) приобрела у ЗАО в г. Москве башенный кран для использования при…